16+ Google+ Twitter ВКонтакте

В каждом номере газеты программа кабельного телевидения

Ключик к детскому сердцу

Этой осенью вот уже в третий раз Йошкар-Олу посетила известная питерская художница Алевтина Торик – на этот раз чтобы поучаствовать в постановке спектакля «Золотой ключик» в Республиканском театре кукол. Мы встретились с Алевтиной за день до ее отъезда, чтобы побольше узнать о ней и об удивительном мире кукольного театра.

 

– Алевтина, мы знаем, что вы очень талантливый художник, лауреат множества премий в области театрального искусства. А как вы можете себя охарактеризовать буквально в трех-четырех словах?

– Я очень везучая, счастливая и успешная женщина (смеется).

 

– Почему вы выбрали театр кукол?

– Я выросла в нем. У меня даже не было размышлений на эту тему. Почти все мои родные работали в театре: бабушка, папа и мама. Папа был художником и оперным певцом одновременно. Мама непосредственно делала кукол, только она была исполнителем, а я художник.

 

– Когда вы сделали свою первую куклу?

– Я и не помню. Пробовала что-то делать, когда была маленькой, но тогда не было ощущения, что это моя первая кукла. В детстве я в основном рисовала. А вот когда меня спрашивали, кем я хочу стать, отвечала: «Карабасом-Барабасом», то есть ни много ни мало – директором театра кукол.

 

– Насколько сложно делать кукол для детей, нужны ли для этого педагогические навыки?

– Нет, не нужны. Просто надо быть очень добрым человеком, позитивным и счастливым. Если ты начинаешь делать работу с какой-то бедой, это отразится на конечном результате.

 

– А как ваш ребенок воспринимает ваши спектакли?

– Ребенок любит все, что мама делает, и часто говорит, какая же у меня хорошая работа. Дочке только не нравится ездить со мной в магазин за тряпочками. Она понимает, что это непростое дело.

 

– Помогает ли вам дочь в работе над куклами?

– Конечно. Я ей говорю: «Давай-ка нарисуй мне этого персонажа, у меня не получается». А она пока верит этому, идет и рисует. Но главное, она помогает мне своим существованием, тем, что она есть. Иногда проверяю на ней эскизы: она говорит, нравится ей или нет. Даже режиссерам, бывает, дает советы. Недавно сказала одному режиссеру на репетиции: «Вот это дети не поймут, надо переделать». Ребенок помогает еще и тем, что, когда он у тебя появляется, ты больше начинаешь понимать детские потребности.

 

– Как одну и ту же сказку ставить по-разному? Бывают ли с этим трудности?

– Это, наверное, в большей мере зависит от режиссера. Но у меня, например, три версии «Колобка». Один из них вязаный и похож на клубок, в другом театре спектакль оформлен как что-то инопланетное – такое вот оригинальное видение. В вашем театре кукол совсем другая постановка. Мы стараемся придумывать персонажей так, чтобы нам самим было интересно, тогда и зритель это обязательно оценит.

 

– Существует ли мода на тот или иной стиль для кукол?

– Есть не мода, есть новое видение, все-таки время идет, меняются вкусы. Раньше куклы были более реалистичными, например. Чтобы как-то развиваться в этом плане, надо много смотреть, читать и ходить в театр. Я, к сожалению, в театр хожу редко из-за занятости, хотя стараюсь много путешествовать с дочкой, фильмы смотрим. Вся информация летает вокруг тебя, надо просто ее замечать, выхватывать и правильно перерабатывать.

 

– Алевтина, вы лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска». Что для вас значит эта награда?

– Она не так много значит, как может казаться. Ее присуждение было очень неожиданным, я даже не мечтала об этом, хотя было очень приятно. Момент вручения был очень волнительным. Во-первых, потому что на сцене были уважаемые художники, люди, которых я боготворю, а во-вторых, стоя тогда на сцене, я поняла, что «Маска» важна для моих родителей, потому что все, что сейчас есть в моей жизни и творчестве, это их достижение. Это они заставляли меня ходить в музыкальную и художественную школу, занимались со мной и так далее. И тогда я поняла, почему люди, получая, допустим, «Оскара», говорят спасибо маме, папе – это действительно звучит от души. Уже после вручения моя мама очень просила, чтобы я повесила награду на видном месте дома, а я была против: не хотелось хвастаться этим, показаться тщеславной. Но когда мамы год назад не стало, я все-таки поставила «Маску» на полочку, потому что это дань ей. А вообще, с возрастом и мудростью стала понимать, что эта награда – мое достижение, престиж и помощь в карьере.

 

– Расскажите о спектакле «Золотой ключик».

– Этот спектакль познакомит зрителя с жанром итальянской комедии дель-арте, со стилистикой уличного театра. Это все, конечно, не ново, но у нас получилась очень яркая стилизация. Постановка веселая, с танцами, с песнями. Музыку написал специально для этого спектакля композитор из Мурманска Петр Макаров, тоже в духе Италии. Яркие костюмы, маски. Куклы в спектакле довольно простые, в основном планшетные, но будут использоваться и тростевые. И сам спектакль простой и доходчивый, что лично мне очень нравится.

 

– Почему было выбрано именно такое художественное решение?

– Потому что Буратино родом из Италии. Мы хотели познакомить зрителя с этой культурой, в декорациях даже нарисован итальянский город.

 

– А каких кукол вам больше всего нравится делать?

– Абсолютно разных, это зависит от спектакля. Мой любимый с детства персонаж как раз Буратино, поэтому, когда мне предложили делать спектакль «Золотой ключик», это было счастье! Что касается отрицательных или положительных персонажей, то отрицательных, конечно, делать интереснее – они характерные.

 

– А вы верите, что в куклу можно вдохнуть настоящую жизнь?

– Нет, конечно. Это обычная деревяшка. Но она живая просто потому, что ты ее делаешь с душой. Я не верю в такую мистику, хотя дети могут верить, что кукла оживает. У меня, например, в детстве был такой ужас: я заходила в театр, и мне казалось, что некоторые куклы на складе действительно живые.

 

– А вы смотрите свои спектакли в зрительном зале?

– Да. Правда, в другом городе не всегда получается.

 

– Бывает, что недовольны своей работой?

– Очень сложно не любить свой труд. Когда очень долго что-то делаешь, то невольно начинаешь это любить, и лишь со временем можно заметить какие-то недостатки. Когда работа над куклой окончена, то это уже не твое, кукла живет своей жизнью, ведь и сам спектакль – это живой организм. Так же и актеры вкладывают в кукольный образ что-то свое.

 

– Что для вас сложнее: делать кукол для детей или для взрослых?

– Для взрослых делать не сложнее, просто для них другой подход, другие темы и другие произведения. А для детей сложно сделать простоту, которая не будет примитивом. В этом и есть главная трудность: сделать по-взрослому честно для ребенка. Еще стараюсь придумывать спектакль так, чтобы не только детям, но и родителям было интересно, чтобы во время спектакля им не захотелось уйти в фойе или сидеть в телефоне.

 

– А на премьеру спектакля «Золотой ключик» приедете?

– Думаю, что нет. Театрам сейчас не просто приглашать кого-то часто, хотя к вам я приезжаю уже в третий раз, и мне очень нравится ваш театр, ваши мастерские, поэтому дальнейшая работа в Йошкар-Оле планируется.

 

Беседовала Марина ЛИСАНОВА