16+ Google+ Twitter ВКонтакте

В каждом номере газеты программа кабельного телевидения

Аборт: право и грех

В российском обществе снова ведутся дискуссии по поводу запрета абортов или введения платы за них. Вопрос столь же злободневен, сколь и вечен, наверное. Проблема, в которой неразрывно сплелись медицина, мораль и экономика. Обо всем этом – беседа с главным акушером-гинекологом Минздрава РМЭ Ольгой Буйлиной.

 

Ольга Петровна, на чьей вы стороне – сторонников или противников абортов?

– Как женщина и мать, я категорически против абортов – они нарушают права человека, который развивается в утробе матери. Это живое существо! Если лет 25 – 30 назад мы только представляли, как ребенок растет внутри мамы, то с появлением УЗИ мы видим, как он развивается, кувыркается в околоплодных водах, играет с пуповиной, улыбается, слышим его сердцебиение. Уже с пятой недели беременности у будущего малыша можно увидеть головку, ручки и ножки, услышать его сердцебиение. Значит, должна быть ответственность перед этой жизнью.

 

Вообще-то споры о том, считать ли ребенка в утробе матери личностью, ведутся до сих пор.

– Есть такое понятие, как пренатальная психология, изучающая влияние различных факторов на развитие личности ребенка до его появления на свет. Так как же не воспринимать его личностью? Повторюсь: я против абортов. Но как акушер-гинеколог я против и запрета абортов. У женщины есть конституционное право на выбор, рожать ей или не рожать. В советское время аборт многие женщины рассматривали как средство регуляции рождаемости, и никто ничего страшного в этом не видел. Вот этот сохранившийся до сих пор менталитет мешает женщинам, да и мужчинам тоже, ответственно относиться к вынашиванию беременности. Запрещением абортов психологию не изменить. Страна ведь уже проходила это в 1937-м, когда резко возросло количество криминальных абортов и материнской смертности.

 

Сторонники исключения абортов из программы ОМС рассчитывают тем самым сэкономить государственные деньги и поправить демографию. Вы в такие благие намерения верите?

– Аборт – единственная медицинская операция, которая наносит вред физический и психологический. Об этом знают и врачи, и сами женщины. Если женщина приняла решение сделать аборт, отговорить ее от этого очень сложно. Рождаемость таким образом мы вряд ли повысим. Сделают аборты платными – все равно пойдут на прерывание беременности. Боюсь, что извечное желание сэкономить приведет к тому, что женщина выберет более опасную, но менее дорогую манипуляцию. Возрастет количество осложнений, которые придется лечить за счет государственных средств. При декларируемой бесплатной медицине в России аборты в медицинских организациях должны быть бесплатными.

 

Лет шесть назад в Марий Эл на 100 родов приходилось до 85 абортов, сейчас на 100 родов – 50 абортов. Эта тенденция к снижению сохранится?

– Снижению числа абортов в последние годы способствовала стабилизация экономической ситуации в стране, государственная поддержка семей в виде материнского капитала, изменение психологии женщин. Радует, что за последние шесть лет стало вдвое меньше абортов при первой беременности и в полтора раза – среди девушек 15 – 19 лет.

Но сейчас большого оптимизма пока нет. Если в 2015 году в Марий Эл было сделано 5495 абортов, то за первое полугодие 2016 года – 2887. То есть налицо некоторый рост. Это результат как сложной политической обстановки в мире, так и нестабильности экономики страны. Беспокоит также рост выкидышей и замерших беременностей как следствие снижения уровня репродуктивного здоровья женщин и мужчин.

 

В прошлом году около полутысячи абортов в республике выполнены в частных центрах. Женщины выбирают их из-за большей степени комфорта?

– И это играет важную роль. А также то, что аборт – все-таки интимная процедура, не каждая женщина хотела бы, чтобы посторонние люди знали об этом. А если речь идет о райцентре, где все друг друга знают, то понятно желание сельчанки поехать на прерывание беременности в город. Нужно сказать, что в частных медицинских центрах республики аборты выполняются только медикаментозным способом как наиболее безопасным.

 

С прошлой осени медикаментозные аборты стали выполняться за счет средств ОМС, но резкого увеличения доли таких абортов пока не произошло. Почему?

– Количество абортов, проведенных более безопасным медикаментозным методом, увеличилось более чем в два раза. В прошлом году 10 % женщин сделали медикаментозный аборт, хотя он был платным – 4 – 5 тысяч рублей, а за 9 месяцев этого года – 23 %. Однако консерватизм некоторых акушеров-гинекологов и отчасти самих женщин мешает более активному применению такого метода. Кроме того, медикаментозный аборт разрешен до 9 недель беременности, а все аборты по желанию женщины – до 12 недель. Пропустит женщина срок в 9 недель – и уже вынуждена идти на хирургический аборт. К тому же медикаментозный аборт многоступенчатый: необходимо минимум 4 визита к врачу, и часть женщин предпочитает более быстрое решение своей проблемы. В любом случае – это выбор женщины.

 

Много говорится о нравственной распущенности молодого поколения. Отражается ли это на статистике абортов?

– Целомудрие сегодня не в почете. Молодые растут в атмосфере вседозволенности, копируют поведение ровесников, да и средства массовой информации дают негативный пример. Если в кино положительные герои ложатся в постель в первый день знакомства, легко меняют партнеров, то это воспринимается нормой для молодежи. Только не понимают юноши и девушки, что последствия могут быть печальными: воспалительные заболевания органов малого таза, инфекции, передающиеся половым путем, невынашивание желанных беременностей, бесплодие и даже онкологические заболевания в дальнейшем. В республике наблюдается рост рака шейки матки у женщин до 30 лет вследствие инфицирования в молодости вирусом папилломы человека. Что касается статистики, то усилия медиков и применение контрацептивов сказываются благоприятно: количество абортов среди 15 – 19-летних уменьшается.

 

Насколько реально убедить женщину, принявшую решение прервать беременность, изменить свое решение?

– Это трудно, но в некоторых случаях возможно, когда женщина не приняла твердого решения, а колеблется. Сейчас законодательно закреплено проведение доабортного консультирования каждой женщины при обращении ее к акушеру-гинекологу за направлением на аборт. Беременная, идущая на аборт, рассматривается как женщина, попавшая в трудную жизненную ситуацию, поэтому в идеале должны открываться медико-социальные кабинеты. Задача гинеколога и психолога – дать женщине всю информацию о возможных медицинских и психологических осложнениях и убедить изменить намерение. Пока такую работу ведут в основном акушеры-гинекологи, потому что психологи есть только в Перинатальном центре и Медсанчасти № 1 в Йошкар-Оле и в Волжской городской больнице. Тем не менее 10 – 12 % женщин мы отговариваем от аборта. За 10 месяцев этого года 310 женщин изменили решение прервать беременность.

 

Ольга Петровна, по закону врач-гинеколог может по своим убеждениям отказаться от выполнения аборта. Есть ли такие случаи в нашей республике и как лично вы относитесь к этой грани вашей работы?

– Такое право у врача действительно есть, и некоторые наши доктора им пользуются, в основном это верующие люди. Но отказаться от выполнения манипуляции врач может только при условии, что в медицинской организации есть другой врач, который может сделать операцию. Я с пониманием отношусь к убеждениям таких врачей, но есть и профессиональный долг, который нужно выполнять. Поэтому уделяю много времени доабортному консультированию, чтобы убедить женщину сохранить жизнь ребенку.

 

Беседовала Ольга БИРЮЧЕВА