16+ Google+ Twitter ВКонтакте

В каждом номере газеты программа кабельного телевидения

Главные бесы подранков

Здесь не тюрьма, а место профилактики, где дается шанс изменить тяжелую судьбу ребенка. Это пытается доказать и общественности, и судьям руководство Центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП) МВД по РМЭ.

 

С МОЛИТВОЙ

 

Начальник ЦВСНП майор полиции Игорь Ожиганов называет множество причин, почему дети становятся правонарушителями и даже преступниками. В первую очередь это безотцовщина (до 80 % всех находящихся в Центре), причем достаток в таких семья ниже среднего уровня, и пьянство родителей. Но я задала неожиданный для руководителя вопрос:

А вы не находите, что иногда причиной может быть вовсе не плохое воспитание в семье? К примеру, криминальное поведение на уровне генов. И вы верите в бесов, вселяющихся в детей?

Ответ Игоря Ожиганова поразил своей глубиной и неожиданностью:

Я верю в Бога, значит, верю и в бесов. С нашими воспитанниками постоянно работает не только психолог, но священнослужитель. Многие из них после беседы или исповеди с батюшкой становятся шелковыми на какое-то время, читают молитвы, а некоторые до глубины души проникаются заповедями «не убей», «не укради». Но если в семье родители атеисты, то достучаться до ребенка в этом плане сложнее. Есть дети, которые не могут не воровать. Вот один мальчик чуть ли не со слезами рассказывал мне, что ничего не может с собой сделать, если видит, что какая-то вещь в свободном доступе, – обязательно украдет. Психолог здесь уже вряд ли поможет, мы имеем дело с клептоманией. Да, встречаются дети, поведение которых не поддается никакому, казалось бы, объяснению. Священник рассказывает, что в глазах их видит не просто злобу, а пылающий огонь. Объясняет тем, что дети – еще не личности, со слабой энергетикой, поэтому поддаются влиянию темных сил. Но, сами понимаете, обряд экзорцизма в Центре провести невозможно.

 

ЖИВОЕ ОБЩЕНИЕ

 

И все-таки это исключительные случаи. Главные бесы несовершеннолетних преступников ранят их в той среде, где они живут. Всех подранков объединяет одно – они не почувствовали тепла и внимания от взрослых людей. Особенно это актуально в неполных семьях. К сожалению, и в самом Центре работают в основном женщины, поэтому можно представить, как мальчишки (а их поступает сюда в три раза больше, чем девочек) тянутся к общению с Игорем Ожигановым, хотя его коллеги-воспитательницы имеют более богатый педагогический опыт, – просто он мужчина, отец, которого у них нет. И у него получается достучаться до их сердец. К примеру, три года назад в Центр транзитом поступил подросток из района, «вор-рецидивист». Когда в суде он узнал, что его скоро отправят в спецучилище, то начал крушить мебель. В Центре, где он должен был пробыть 30 суток, вначале смотрел на всех волчонком, но день за днем в беседе с Ожигановым и с воспитателями больше узнал об спецучилище, что это не тюрьма и он не будет считаться осужденным, а получит профессию, даже сможет поступить в военное училище. «И я смогу тогда помогать родным!» – воодушевился парень. Так оно и вышло – он теперь помощник семьи, стал пожарным.

Иногда невозможно слушать рассказы о подопечных Центра. К примеру, 12-летний мальчик не раз совершал мелкие кражи из магазинов, поместили его в очередной раз в Центр на 30 суток, а там увидели у него на теле следы побоев. Оказывается, многодетная мама-одиночка била его палкой. «А что ей делать! Я украду – она вынуждена бить. А красть приходится, ведь дома нечего есть!» – плакал мальчишка, попавший в замкнутый круг. Маму осудили по уголовной статье условно за истязание ребенка, но, когда встал вопрос о лишении ее родительских прав, суд пошел навстречу просьбе мальчика – оставил его с любимой мамой. После бесед с воспитателями он обещал больше не воровать и сдержал слово. А эти 30 дней он ел, ел и не мог насытиться.

 

ЦЕНТР – НЕ НАКАЗАНИЕ

 

Есть очень важный момент, который мы стараемся объяснить в судах: чем младше правонарушитель, тем легче вести с ним профилактическую работу, – рассуждает Игорь Ожиганов. – По закону в Центр могут помещаться до 30 суток несовершеннолетние от 7 до 18 лет: за административные правонарушения по постановлению начальника органов внутренних дел, за уголовные преступления по постановлению или приговору суда. Но судьи раньше старались не отправлять к нам детей младше 12 лет, считая учреждение чуть ли не тюрьмой. Это представление сейчас постепенно меняется. У нас хоть и закрытое учреждение, но дети получают все необходимое: они продолжают учебу, есть даже компьютерный класс, занимаются в спортзале, получают пятиразовое питание, здесь чистые удобные помещения – все, чего многие не видят дома. Центр не наказание для подростков, а эффективная мера профилактики правонарушений. А профилактику нужно начинать проводить как можно раньше. Сейчас мы начинаем находить в этом понимание – с каждым годом число помещенных в Центр растет, потому что уже доказано: от его деятельности есть эффект.

Стоит добавить, что сотрудники ЦВСНП понимают, что всех бесов можно победить только любовью и участием к судьбам детей.

 

 

 

 

Ольга ШИНГАРЕЕВА при содействии прокуратуры г. Йошкар-Олы, пресс-службы МВД по РМЭ