16+ Google+ Twitter ВКонтакте

В каждом номере газеты программа кабельного телевидения

Любимая Вера священника Николая

В начале XX века Вера Преображенская, супруга протоиерея Николая, была самой яркой женщиной Царевококшайска. Своей неординарностью она могла затмить столичных дам. Но главное, она сделала множество бесценных для истории фотографий.

 

ОТКРЫТИЕ

 

После открытия в 1996 г. Музея истории г. Йошкар-Олы его сотрудники стали обходить семьи йошкаролинцев, чтобы пополнить фонды предметами старины и получить больше информации о прошлом нашего города. Так на ул. Красноармейская Слобода состоялось их знакомство с потомками семьи Преображенских. Они передали музею немало антикварных вещей, которые украсили главную экспозицию, и 10 фотографий, сделанных до революции их прабабушкой Верой Михайловной. Спустя годы ее правнук Виктор Шульгин, проживающий в Москве, передал в Йошкар-Олу более ста электронных версий старинных фотографий семьи и быта царевококшайцев – большая часть была сделана самой Верой Преображенской, а также записи воспоминаний родственников. Конечно, йошкаролинцам необходимо знать о судьбе этой женщины, ставшей частью истории нашего города.

 

БЕСПРИДАННИЦА

 

Наверное, в юности красавица Вера (в девичестве Хрисогонова) меньше всего мечтала быть женой священнослужителя. Она родилась в 1873 г., по другой версии – в 1874, в семье статского советника по лесным делам (предгенеральский чин), который владел 5 домами в Казани. В 1883 г. богатая барышня поступила в ведущую в губернии Казанскую женскую Мариинскую гимназию. Здесь девушек учили не только танцам, музыке и этикету, они проходили основы биологии, медицины, химии и других естественных наук. Но Казань того времени бурлила вольнодумством, которое не могло не заразить гимназистку. Наверное, тогда она впитала в себя идею равноправия мужчин и женщин и следовала ей всю жизнь. Попутно научилась курить и вести себя эксцентрично. А тут беда: отец проиграл все свое состояние, сделав дочерей бесприданницами. Возможно, Вера стала бы революционеркой, но, к счастью, до глубины души и до конца жизни сохранила веру в Бога. Через замужество Веры отец решил породниться со своим другом, известным в Царевококшайском уезде священнослужителем – протоиереем Ксенофонтом Преображенским. Это была состоятельная семья, жившая в Морках.

И вот Веру сосватали. Жених Николай Ксенофонтович к этому времени окончил Казанскую духовную семинарию и получил место сельского священнослужителя в с. Шихазда Казанской губернии. Жених, по словам потомков, был в тот период нескладный, рыжий и некрасивый, а с годами, покрываясь сединой, хорошел. Любила ли она его вначале, неизвестно, но впоследствии супругов явно связывало большое чувство. А Николай Ксенофонтович не просто любил свою жену, он обожал ее до конца своей жизни, говорят, носил на руках.

 

НЕ КАК ВСЕ

 

В размеренную жизнь Царевококшайска Вера Михайловна буквально ворвалась в 1906 г. К этому времени у нее уже было четверо детей (всего у Преображенских было семеро детей, но один сын умер от дифтерии в 1917 г. в возрасте 12 лет). Карьера Николая Ксенофонтовича складывалась успешно. До 1915 г. он служил во Входо-Иерусалимской церкви при Богородице-Сергиевском черемисском женском монастыре. Избирался депутатом по размежеванию церковных земель, попечителем Ноля-Вершинского земского начального училища, вел активную преподавательскую деятельность, даже учил детей горожан играть на различных инструментах. Имел множество наград, а в 1922 г. стал протоиереем – третьим в династии Преображенских. И как муж он сумел создать своей жене-бесприданнице безбедную жизнь.

А Вера Михайловна удивляла местную публику. Хоть и молилась она в церкви регулярно, вела себя, по мнению царевококшайцев, не как жена священнослужителя. По дому вообще ничего не делала, даже посуду мыли муж и прислуга, занималась только воспитанием детей. Что особенно непозволительно, сидела, положив ногу на ногу. А когда Николай Ксенофонтович вышивал дома дочкам платья крестиком, она ремонтировала и шила обувь (по воспоминаниям родственников, сапожником она была классным, даже дочь на свадьбе щеголяла в ее туфлях). Коллекционировала марки, монеты, рисовала на фарфоре, делала куклы, лечила крестьян. Со стороны могло показаться, что авторитетный в обществе муж дома был подкаблучником. Но это вряд ли, просто он был мудрым и по-настоящему интеллигентным человеком, который доверял жене и поддерживал ее, давая ей возможность проявить свои таланты.

 

ФОТОНАСЛЕДИЕ

 

Но главное увлечение Веры Михайловны было в фотографии. За баснословные деньги муж купил ей фотокамеру. Она сама фотографировала, проявляла и печатала снимки – дома или в мастерской монастыря. Считается, что первый фотоаппарат в Царевококшайске появился именно в монастыре. Часть фотографий Веры Михайловны, которые сегодня хранятся в Музее истории города, имеют адресную сетку – это говорит о том, что из них делали фотооткрытки.

Думается, со временем царевококшайцы полюбили Веру Михайловну и привыкли видеть ее с треножником в руках на молодежных гуляньях. Она снимала природу у Кокшаги, отдых горожан в Дубовой роще в районе Харинской мельницы. Но основной темой ее работ была своя семья и друзья. Десятилетиями женщина прослеживала, как росли ее дети, внуки, как общаются между собой поколения Преображенских.

После революции жизнь супругов Преображенских была тяжелой. В 1923 г. протоиерея арестовали по ложному обвинению, но выпустили почти через месяц. Их дом новая власть национализировала. В итоге в 30-х годах семья буквально бежала от беснующихся местных коммунистов в г. Арск, где Николай Ксенофонтович продолжил свою службу в церкви. Испытали они и голод, и гонения. Умер протоиерей в 1943 г. от заражения крови, вызванного фурункулезом. Вера Михайловна пережила мужа на пять лет, была парализована и умерла на руках старшей дочери, похоронена в г. Чистополе. Большая часть ее фотонаследия осталась у потомков в Арске, а фотокамера была передана сыну Льву.

Все дети этой прекрасной четы разъехались по России, кроме младшего сына Николая. Он родился в Царевококшайске. Добрый и интеллигентный, как отец, играл в первом духовом оркестре города, долгие годы преподавал уроки музыки в школе № 11, где создал свой духовой оркестр. И в Йошкар-Оле по-прежнему живут потомки Преображенских. А городу еще предстоит отдать должное этой семье и познакомиться по-настоящему с наследием Веры Михайловны.

 

Ольга ШИНГАРЕЕВА,

при содействии Музея истории г. Йошкар-Олы