16+ Google+ Twitter ВКонтакте

В каждом номере газеты программа кабельного телевидения

«Спасибо за любовь к моему отцу»

КСЕНИЯ КУПРИНА, ДОЧЬ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ПИСАТЕЛЯ: ВСТРЕЧА С ЖУРНАЛИСТОМ ИЗ ЙОШКАР-ОЛЫ, В ТО ВРЕМЯ СТУДЕНТОМ МОСКОВСКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ИНСТИТУТА

В годы учебы в Литературном институте в Москве я, по сути, заново открывал для себя русскую книжную классику. Были прочитаны Чехов, Бунин, дошла очередь до Куприна.

Случайно купил 9-томник произведений Куприна и стал читать каждый том от корки до корки. Мне и раньше нравились его повести и рассказы, но именно теперь я в полной мере ощутил всю их прелесть, чистоту и глубину, великолепное знание автором жизни, самых разных ее сторон.

Этому знанию в творчестве писателя помогало то, что в молодости, да и не только, Куприн соприкасался с целым рядом профессий: писатель и журналист, он был также военным, рыбаком на Черном море, портовым грузчиком, актером в провинциальном театре, борцом в цирке, летал на первых аэропланах и воздушных шарах, прекрасно знал жизнь и быт рабочих, мещан, купцов, интеллигенции, уличных бродяг, лавочников, солдат, падших женщин... Он никогда не превращал свою жизнь в существование в «башне из слоновой кости», а всегда с интересом шел навстречу всему новому, ранее неизведанному. Отсюда и необыкновенная правдивость, и свежесть всех его произведений.

Он работал легко и много. Но так же легко он и тратил немалые деньги, которые приносило писательское творчество: на несколько дней мог исчезнуть из дома и сорить деньгами, кочуя из одного ресторана в другой. И, как бывает в таких случаях, рядом со знаменитостью всегда толпилось множество поклонников, часто попросту прихлебателей. Но Куприн был щедр, чем и пользовалась его «свита». Ходила даже такая эпиграмма «Если истина в вине, сколько истин в Куприне». А истин, а точнее, сюжетов, историй и наблюдений у Куприна было поистине море.

Уже после смерти писателя по «Поединку», «Олесе», «Гранатовому браслету» были сняты фильмы. В 1956 году по мотивам «Олеси» был создан фильм «Колдун», где главную героиню сыграла Марина Влади.

До революции Куприн был одним из наиболее читаемых писателей. А революция перевернула с ног на голову всю Россию. В 1919 году Куприн уехал из страны и оказался в Париже. Вместе с ним Россию покинули его жена и маленькая дочь Ксения, рожденная в Гатчине в 1908 году.

У Ксении достаточно рано проснулся дар актрисы. К тому же она была красива, и в середине 1920-х годов стала известной манекенщицей и начала сниматься в кино - в основном в мелодраматических, с роковыми страстями фильмах. В детстве родители ласково называли ее Кисой. Именно это имя, переделанное на французский манер - Kissa, стало экранным именем молодой актрисы, которая от фильма к фильму становилась все более популярной и узнаваемой. Сам Куприн шутил, вспоминая о том, как однажды на улице кто-то из прохожих бросил ему вслед: «Это он, отец Кисы Куприной». А раньше, вспоминал Куприн, про его дочь говорили: «Это Ксения, дочь писателя Куприна».

Поначалу жизнь в эмиграции складывалась для Куприна удачно: его книги издавались и во Франции, и в других европейских странах, и сам писатель достаточно много и плодотворно работал и по-прежнему не отказывал себе в том образе жизни, к которому привык в России: рестораны, компании друзей и прихлебателей, поиски новых сюжетов и впечатлений. Но время шло, Куприн старел, и его стала одолевать тоска по Родине. К тому же эмиссары из Советского Союза со всех сторон убеждали Александра Ивановича, что на Родине его помнят, ждут и что там ему гарантирован писательский успех, большие тиражи книг и, соответственно, большие гонорары. И, поддавшись на уговоры, в 1937 году Куприн вместе с женой вернулся в СССР, где, не дождавшись высоких гонораров, умер год спустя. А дочь писателя Ксения осталась во Франции, продолжая свою карьеру киноактрисы и манекенщицы.

 

КСЕНИЯ, ДОЧЬ КУПРИНА

По большому счету, актерская карьера Ксении, несмотря на внешний успех, не сложилась столь же ярко, как, скажем, у другой русской актрисы, тоже дочери эмигрантов из России Марины Влади. Может быть, по этой причине, а может, по другой, но у Ксении Куприной, как ранее у ее отца, тоже постепенно зрела мысль об отъезде на Родину, которую она по сути не знала: дореволюционный быт отца попросту забылся, а о новой России она тем более не имела сколь-нибудь ясного представления.

Но так или иначе хлопоты по получению советского гражданства увенчались успехом, и в конце 1950-х Ксения Куприна приехала в Москву. К тому же в 1958 году в СССР вышло 6-томное собрание сочинений А. Куприна, вышло громадным тиражом - 500 тысяч экземпляров, и эти деньги могли бы обеспечить Ксении вполне безбедное житье-бытье. Впрочем, Ксения вовсе не собиралась бездельничать на обретенной Родине. Она планировала работать в театре или кино.

Увы, дочь Куприна ждало горькое разочарование. Сроки, по которым можно было претендовать на отцовские гонорары, закончились, а театры в работе отказывали: то ли опасались брать иностранку с эмигрантским прошлым, то ли для Ксении не находилось подходящих ролей - не социальных же героинь ей было играть.

Но надо отдать должное советским властям: Ксении все же выделили однокомнатную квартиру, дали достаточно приличную сумму в качестве подъемных. На том дело почти и закончилось.

Что, казалось бы, следовало сделать Ксении Александровне? Конечно же поберечь деньги, жить скромно и экономно. Но она не была бы дочерью Куприна, если бы сделала именно так. Нет, она поступила прямо противоположно: в речном порту договорилась с начальством, сняла небольшой теплоход, закупила гору закуски и выпивки, позвала гостей - своих знакомых и тех, кто помнил ее отца, и закатила пир на весь мир. Так вот разом и уплыли почти все денежки по Москве-реке. Зато гости были довольны, а больше всех - сама Ксения Александровна, достойная дочь своего отца.

В дальнейшей судьбе Ксении свою роль сыграла министр культуры СССР Екатерина Фурцева: она своим волевым решением нашла Ксении Куприной место работы - Театр имени Пушкина в Москве. Театр этот никогда не ходил в «первачах», но все же какая-то работа. В ту пору Ксения Александровна уже имела право на пенсию в 100 рублей (вполне нормально по тем деньгам).

С этим и продолжилась ее жизнь на исторической родине. Возможно, Ксения Александровна жалела о своем решении вернуться в Россию, в абсолютно иной быт и человеческие отношения, но никому никогда об этом не говорила. Она продолжала работать, взялась за книгу воспоминаний «Куприн - мой отец», которую в конце концов и написала. Активно пропагандировала творчество Куприна, участвовала в телепередачах, посвященных ему, а на родине писателя в Наровчате (Пензенская область) основала Дом-музей Куприна, куда передала многие ценные реликвии.

 

«Я - АКТРИСА БЕЗ ИМЕНИ»

В 1964 - 1970 годах, во время учебы в Литературном институте, меня интересовали все детали, касавшиеся жизни Куприна. Скажем, оказавшись в Одессе и узнав, что там с недавних пор работает пивная «Гамбринус» - место действия одноименного рассказа Куприна, я немедленно отправился туда, чтобы хоть немного почувствовать атмосферу той, дореволюционной поры. А когда узнал, что в Москве на Тверском бульваре в двух шагах от моего Литинститута, в Театре имени Пушкина, работает дочь писателя, решил во что бы то ни стало повидаться с ней.

Зайдя в театр со служебного входа, я спросил на вахте: «Смогу ли я увидеть актрису Куприну?» «Да, конечно, хоть завтра вечером, она будет на сцене», - ответила вахтер.

На следующий день я зашел в два магазина - цветочный и книжный, купил сборник рассказов Куприна и букет гвоздик и после 7 вечера явился в театр. Дежурила вчерашняя вахтерша. Она вспомнила меня и на просьбу сказать Ксении Александровне, что к ней пришли, эта милая женщина охотно согласилась. Вскоре она вернулась на место, сказав, что актриса сейчас придет.

Так и случилось: спустя пару минут я увидел спускавшуюся со второго этажа женщину - Ксению Куприну.

- Это вы меня ждете? - спросила она.

Я кивнул, и актриса продолжила:

- Что привело вас ко мне и кто вы?

Волнуясь, я путано объяснил, что я студент Литинститута, давно влюблен в творчество ее отца и хотел бы выразить свою симпатию ей лично.

Ксения Куприна терпеливо выслушала мою тираду и поинтересовалась, откуда я, пишу ли сам, издаюсь ли. В то время (а наша встреча была, насколько помню, в 1968-м или в 1969-м) я уже обзавелся своей первой книжечкой, сборником рассказов, о чем сказал Ксении (самой книги, увы, у меня в тот момент на руках не было).

- Это хорошо, - сказала Ксения. - Поздравляю. А о чем вы пишите?

- Да обо всем. Пытаюсь подражать вашему отцу, сколько могу, учусь у него...

Ксения Александровна в ответ только улыбнулась.

- А театр вы любите? - спросила она.

- Да, очень, и хотел бы увидеть вас на сцене.

- А вот этого делать не советую. Я в массовке часто выхожу на сцену, но больших ролей у меня нет. Так что и смотреть нечего: я актриса без имени.

Горькая ирония прозвучала в этой фразе!

Я протянул актрисе цветы, достал книгу Куприна, попросил написать несколько слов. Она кивнула, взяла книгу и ручку и написала: «Спасибо за любовь к моему отцу. К. Куприна». Потом она глянула на часы:

- Мне пора, скоро мой выход. Спасибо за цветы, за внимание. Была рада познакомиться.

На прощание она протянула мне руку - ладонь была маленькой, но сильной. Я поцеловал ее, на этом мы расстались...

Я вышел из театра немного разочарованным: ожидал увидеть очень красивую, элегантно одетую женщину, а оказалось все куда приземленнее: обычное лицо без следов косметики и наряд проще некуда. Ну, наряд - ладно, может быть, по роли требуется именно такой, но лицо... «Раз актриса, тем более бывшая француженка, то это должно быть нечто, а тут...» - думал я.

Впрочем, такие мысли вскоре покинули меня, ведь в моих руках была книга Куприна с драгоценным для меня автографом его дочери.

И только потом, несколько лет спустя, я понял, что был неправ. Как-то по телевидению шла передача о Куприне, которую вела Ксения Куприна. Я увидел ее и обомлел. Это была конечно же она. Но не та тихая, ничем не примечательная, более чем скромно одетая женщина. В кадре была блистательная дама, которая красиво говорила, грациозно двигалась, источала обаяние и бесконечное благородство - в жестах, словах, интонациях. И красива была она, блистательно красива, откуда что взялось.

А не так давно по каналу «Культура» прошла еще одна передача - «Ксения - дочь писателя Куприна», в которой были показаны отрывки из французских фильмов тех давних лет с участием все той же Ксении Александровны Куприной. И те же удивление, любование, восторг от встречи с чем-то невыразимо прекрасным.

Ксении Куприной давно нет. Она умерла в 1981 году, и прах ее похоронен в одном месте с могилами ее матери и отца на Волковом кладбище Санкт-Петербурга.

И завершить этот очерк хочется словами одного из трагических героев «Гранатового браслета»: «Да святится имя твое!».

Лев ЯТМАНОВ